Нормальности псто.

Иногда люди гордятся вещами, гордиться которыми вовсе не следует, а напротив, лучше бы их скрывать. Например, что ты хреновый друг.

Если вдруг в вашем окружении нет ни одного «психа», гея, жертвы насилия, все родители любят своих деток, все счастливы, какают радугой и одинаково «нормальны», это значит, что с вами просто не говорят. И гордиться здесь нечем.

Недавече довелось мне беседовать с женщиной /вот из таких, у которых все «нормальные», сама она «нормальная», муж не застрелился, а ружье чистил, ну мы все их видели/ на тему, с ее нормальностью не связанную, а именно про наличие мужика в доме. Она настаивала, что мне следует собрать пожитки и ехать в город, потому что мужиканет. Я отвечала, что мне слишком нравится быть дома, чтобы внезапно начинать перемещаться со всем своим скарбом. Так как ни одна из нас не была заинтересована в консенсусе, но обе скучали, мы препирались минут десять, после чего с ее стороны прозвучал восхитительный довод: все ее одинокие знакомые продали дома и переехали в город. Наличие знакомой, которая живет в доме без мужика шестой год и все еще не померла, в ее картину мира не вписалось, а потому во внимание не принималось.

И да, у нее полный комплект: ни «психов» /у меня есть новости об одной твоей родственнице/, ни геев /…и о другой/, суицид – выбор /и пневмония тоже?/, все мамы любят деток /ахахаха/, домашнее насилие – удел маргиналов /аааа, остановись/ и многое другое, менее дикое, но столь же нелогичное.

К чему я это? Да к тому, что я знаю многих людей из ее окружения, и когда мы общаемся, часто звучит фраза «только А. не говори, она все переврет и всем разболтает». Так вот и получается, что люди отказываются с ней откровенничать, а наша уважаемая А. живет в чудесном мире среди Нормальных биороботов.

И да. Никаких иных способов оказаться в окружении среднечеловеков не существует. Так что, если вы уже гневно думаете «а вот у меня все нормальные», это значит только, что вы хреновый друг и родственник. И гордиться тут нечем.

Нобелевки псто. /2021/

Я понимаю, что тема сия уже успела себя исчерпать и кануть в небытие, но у меня был веский повод задержаться на три дня: в этом году Нобелевку по литературе получил писатель, найти переводы произведений которого на русский язык то ли невозможно, то ли слишком сложно. В общем, мне не удалось.

Попытки поковыряться в оригах не привели ни к чему, мой потолок — «в целом понимать написанное», и на публицистику или подростковый экшончик этого обычно хватает, но на сложную литературу — нет.

Абдулразак Гурна переехал в Великобританию в 20 лет, он преподает(-ал, источники разнятся) английский язык в Кентском Университете, и его очень волнуют темы национальной и расовой идентичности, наследия колониализма, самоидентичности и необходимости человеку подстраиваться под изменяющиеся реалии окружающего мира. Даже существо с моим /паршивеньким С1 или крепеньким B2, как вам больше нравится/ уровнем английского проникся. Но не понял. Здесь, наверное, должна быть реклама языковых курсов, но я не верю в оные, поэтому воздержимся.

В общем, если вы можете позволить себе чтение в оригинале, то рекомендую. Особенно «By the Sea», ибо даже будучи совершенно не способным оценить язык, литературные приемы и стиль в целом человеком, я и то догадываюсь, что это восхитительно.

Родительского недоверия псто.

2008 год, квартира где-то в Южном Бутово. На разложенном /судя по виду, еще в прошлом веке/ диване, занимающем по меньшей мере две трети площади крошечной комнаты лежим мы — я и моя товарка Аня. Одетые и в благопристойных позах, но не в том суть.

Я уже не то в обмороке, не то сплю, поскольку тяжелая, полная знаний о мире в целом и физике в частности анина голова располагается где-то в районе моего давно уже онемевшего туловища, и под этой головой сложно дышать. Аню тоже кумарит, поэтому говорит она меланхолично и о чем придется, а я слушаю с закрытыми глазами и прикидываю, не стоит ли все же подняться и отправиться домой. Такая своеобразная идиллия московских окраин нулевых.

И вдруг я понимаю, что Аня рассказывает нечто дикое. Настолько дикое, что я боюсь, как бы враю опять не прилетело за непотребства. Тут же просыпаюсь, переспрашиваю, чтобы убедиться, что мое не совсем трезвое сознание не решило пошутить, кое-как уговариваю товарку встать, и мы идем заваривать кофе. Да, вот этот паршивый, пахнущий горелым картоном и еще кое-чем совсем уж мерзким. Потому что кажется, нам надо поговорить.

Разрешение на публикацию этого поста было получено дважды: в самом 2008, когда он запустил относительно бурную реакцию в определенных кругах, и полгода назад — уже для размещения на врае. Девушка сама просила назвать ее Аней, но реальное ее имя другое /или нет, кто же знает?/.

Почти десятилетием раньше над Аней надругался ее кровный родственник. И хотелось бы мне притвориться, будто именно эта новость вызвала такую бурю чувств в моей душеньке, но будем реалистами: в силу обстоятельств рабочих и не только, таким не удивить. Да, ситуация страшная, но подобное случается слишком часто. Треш произошел потом.

Ане было 10, и она никому не хотела рассказывать, потому что… Ну потому что. Вы же знаете, сама виновата, напросилась, о чем думала и так далее. Это ей родственник все сказал, тот самый, который. Но в какой-то момент она все же решилась сообщить маме. С чего бы это, она не помнит, но вроде бы как в школе велели всегда рассказывать родителям.

Аня все рассказала. Ее мама, со всех сторон положительная молодая /ей тридцатник только-только исполнился/ женщина подумала, подумала еще раз, подумала третий… Очень разволновалась и спросила, зачем же дочь такое выдумывает. Дочь в шоке. Пытается что-то объяснить, мама волнуется все больше и ищет детского психолога (97-98 год, ага), что-то находит, едет к нему с ребенком и рассказывает о проблеме: с дочкой что-то не то, она внезапно начала выдумывать дикие истории. Мама в деталях рассказывает психологу историю дочери слово в слово, психолог смотрит на маму, смотрит на дочь и заявляет, что проблема решаема.

Аня посещает психолога несколько месяцев. На первых встречах она настаивает на правдивости своих слов, но он не слушает и переводит тему. Делает вывод, что ей не хватает внимания, о чем сообщает родителям. Мама старается проводить с Аней все свободное время, ее никто не ругает, не винит, но и никто не верит.

В итоге Аня забивает. Ей 10, и больше удивляет не это, а то, как долго она продержалась.

И все бы забыли об этой истории, кроме самой Ани, если бы однажды в нулевых в Южном Бутово она не рассказала ее своей странной нетрезвой подружайке. Которая выпила три чашки кофе и набрала номер одной прекрасной женщины. А та еще одной. И еще.

Алена только-только выучилась на социолога. Сперва она поступала на какую-то творческую специальность, но ушла после второго курса, решив, что творчеством заниматься не планирует. Но и здесь в процессе обучения она поняла, что из всей социологии ее интересует только корень соц-. В 2008 она занималась установкой связей между шелтерами, юристами и пострадавшими. Помимо этого Алена вела блог в ЖЖ, в котором на тот момент уже несколько месяцев публиковала разоблачения неблагонадежных психологов.

История Алену заинтересовала. Ее, как и многих сталкивавшихся с шелтерами и их работой, беспокоила проблема недоверия родителей, но еще больше впечатлил психолог. Коллективными усилиями мы стали выяснять, кто же он такой.

В итоге через пару часов мы не только установили полное ФИО и биографию, но и нашли новое место работы нашего героя. Я настаивала на телефонной беседе под запись. Аня находилась в прострации, но радовалась тому, что ей не просто поверили (наконец!), но еще и решили придать историю огласке. Алена сперва отнеслась к идее скептически, но в итоге позвонила главреду одной никому на тот момент не нужной газеты, с которой дружила еще с первого места учебы.

В итоге на следующий день я имела право представиться журналистом оной /ТОЛЬКО НИГДЕ НИЧЕГО НЕ ПОДПИСЫВАЙ!(с)/ и получила номер телефона нашего психолога. Звонила я из дома. Аня очень хотела послушать на громкой связи, но нет.

К., назовем его так, мне лень придумывать имя, был польщен, выделил мне час, и хотя Алена настаивала на телефонном разговоре, я поехала побеседовать лично. Знаете, с таким специальным умным лицом, блокнотом и диктофоном. Нормальный центр, второй этаж, кабинет 20*, улыбающийся мужик лет 45. Минут пять спрашиваю о работе и как дошел до жизни такой, образовании и этом вот всем, еще столько же — про интересные случаи, потом — про сложные. Он не интересуется, с чего бы ему персонально столько внимания, ну и ладно. Наконец задаю вопрос про обвинения в педофилии. К. даже не напрягся. Рассказывал про родительское внимание, про то, что такие случаи хоть и бывают, но очень редко, на его практике никогда не встречались. Что всегда на вид можно определить, подвергался ли ребенок противоправным действиям, и вот он лично точно ни за что бы не ошибся. Спрашиваю, что у него за метод, он улыбается и говорит, что фокусник никогда не выдаст своих секретов. И тут я произношу имя-фамилию нашей Ани. Он никак не может припомнить, приходится повторить ему детали ее рассказа, тогда К. прочухивается.

Да, была такая. Избалованная девочка, работающая мама, очень хорошая женщина. А что? Да, мама настолько хорошая, они до сих пор дружны и созваниваются. Девочку вылечил, она поняла, что поступила плохо. Я смотрю в его довольное лицо без проблеска совести и понимаю, что если не хочу наблевать ему на ковер, надо валить.

Расшифровка отправлена на почту подруге Алены с моим номером телефона. Перезванивает, говорит, ничего нет. Я соглашаюсь, ничего. На том и попрощались.

И ночью, лежа в термухе и свитере на полу своей комнаты и глядя на тени от листьев на потолке, понимаю, чего здесь не хватает: другой жертвы. Да, это 2008, но даже 13 лет назад мы все знали: не может не быть других. Звоню Ане. Она спала, но трубку взяла. Спросила, где сейчас ее родственник и как у него дела, Аня обещала узнать на следующий день.

А он на тот момент сидел. Да, за то же самое. Мне разрешают поговорить с его дочерью, раз уж я не журналист, она сперва не горела желанием, но я рассказала, кто и откуда, и она решилась. Поведала много о своем отце, в том числе, об их взаимоотношениях и том, почему сама никому ничего не рассказывала, пока родители еще одной девочки не обратились в милицию. Да и после предпочитала сильно не шуметь, с обвинением не встречалась и в суде не участвовала. Она сама позвонила жертве и поинтересовалась, не хочет ли та побеседовать со мной. На беседу с ее разрешения приехала Алена. Мы записали разговор. Пока я делала расшифровку, Алена пыталась выяснить, можно ли поговорить с самим заключенным /спойлер: не получилось, ну и хрен с ним/, а главред накатала мне длинное письмо, в котором писала, что у нас вместо одной печальной, неправильной, но неудивительной истории о недоверии ребенку получилась сенсация о том, как проглядели педофила.

На то, чтобы статья ушла в печать, потребовался месяц. 2008 для меня в целом выдался очень тяжелым, и когда позвонила восторженная Аня, я уже забыла о нашем благом/?/ начинании. Она благодарила. Алена перепостила статью к себе, несколько комьюнити подхватили, в фб разразилась дискуссия. Никто больше не называл ее выдумщицей.

Никому ничего не было. Психолог и «хорошая мама» продолжили дружить. Им статью показали, но реакции не последовало. Алена на некоторое время пропала из поля моего зрения, но позже я обнаружила ее правозащитницей, выступающей на стороне пострадавших от сексуального насилия. Аня вроде бы как перестала употреблять все, что попадает ей в руки и занялась своей жизнью. В прошлом году мне показали ее канал в тик-токе, выглядит хорошо, я глянула пару видео и закрыла страницу.

Никакой морали здесь нет. Просто бытовуха.

Выборов псто.

Ох, уважаемые, я с трудом понимаю, как это можно комментировать. И дело не в моей политической позиции /ее, кстати, нет/, а в том, что пост должен был выйти к окончанию подсчета голосов. Я ждала оного до половины седьмого утра, после чего вырубилась прямо в наушниках в процессе трансляции. Ок, проснулась утром, решив, что теперь-то всем всё известно, сейчас напишу… Но нет. Потом был перенос на полдень, после еще на два часа. В итоге вроде бы как рассказали, но добавили, что окончательные результаты будут в пятницу.

Предупреждаю, политосрача ни под этим постом, ни под соседними не будет. Не здесь.

Итак, у нас есть три странности. Первая — пропасть между партийными списками и кандидатами в процентовке. Бывает ли такое, что в списке голосуют за одну партию, а в думу выбирают представителя другой? Массово. Прямо вот везде. Странно? Странно. Но допустим.

Вторая — внезапные протоколы с избирательных участков, которые приходили последними и кардинально меняли расклад по округу. Возможно? Нууууу… А если такое везде? Странно. Но допустим.

Третья — что произошло с ДЭГ. Может ли быть такое, чтобы дистанционно и на бумаге голосовали совершенно по-разному, и ни в одном округе не совпали оба эти варианта? Эээ… Ну… А если результаты ДЭГ никак не могли посчитать 18 часов? Нуу… А если при этом они полностью перевернули результаты голосования везде, где проходили, да притом внезапно оказалось, что люди, предпочитающие удаленку, все как один поддерживают именно ту партию, которая сейчас именуется действующей властью? Но при этом голосующие на бумаге в основной своей массе — нет? Со скрипом, но допустим. С очень громким скрипом.

В итоге ничего не понятно, не очень интересно, КПРФ таки сумели провести в Москве встречу с избирателями, хотя разрешения не дождались (эпидемия, да!), но выглядело все пристойно. Сейчас она уже закончилась, но я слежу за трансляцией, ибо расслабляться нельзя, всякое любит происходить внезапно, а просыпаться от звонка второй день подряд, слышать вопросы из серии «ну как тебе» и пытаться сообразить, о чем речь — такое себе.

А в целом — люди имеют право любить ЕР. И имеют права не любить. Они могут поддерживать ее, могут не поддерживать, могут привечать президента, а могут и нет. Для людей нормально интересоваться политикой и не интересоваться ей, разделять ваши взгляды и нет. Все начинает идти не так, когда одни люди лезут к другим и решают, как правильно, будь то на верхних уровнях, нижних или на всех разом. Давайте все же воздержимся от истеричных дерганий и призывов, будем соблюдать законы РФ и вести себя цивилизованно. Это сейчас особенно важно.

Картинки сегодня не будет.

Когда уходит друг.

!!! ОСТОРОЖНО, ТРИГГЕРЫ!!!

Уважаемый читатель, остановись тут на минуту-другую. Ты уверен, что тема смерти питомцев сейчас безопасна для тебя? Если нет, пролистни этот пост, в нем нет ничего по-настоящему важного, это просто обзор на книгу. Я постараюсь сделать его максимально деликатным, но мы все понимаем, это будет нелегко. Прежде чем поделиться оным со своим другом, оцени, не травмирует ли его очередное напоминание о кончине мохнатого товарища, и делай это, только если уверен, что все в порядке. Остальным — поехали.

Итак, я эту книгу впервые увидела в конце августа, когда шарилась по сайту МИФа /да, мне снова захотелось стекла/, и сперва не посмотрела на раздел, открыла страницу, увидела аннотацию и закрыла к чертям. Мой пёсик отправился на радугу в январе 2018, и сейчас банка с его прахом стоит на шкафу, и я об этом рассказываю ровным голосом, не рыдаю ночами и в целом нормально отношусь к теме, если только не требуется думать и чувствовать. Хаха, у меня мертвая собака в банке на шкафу, ахаха. Ну вы понимаете.

В общем, как и всегда бывает в подобных ситуациях, обложка запала в душу, и когда опосля заказа на несколько бумажных изданий /все странные и невесть зачем мне понадобившиеся/ на почту пришел промокод на скидку, я сразу поняла, как буду уничтожать себя этим вечером. В соседней вкладке открыта пдфка, а тут я пишу прямо по ходу дела. Чтобы потом не передумать.

Джеффри Муссайефф Массон — психоаналитик /с дипломом, а не самопровозглашенный/, так что в целом опасений было немного. Но он специализируется на эмоциях животных /о том свидетельствуют его прочие книги/, и по тексту сразу становится понятно, что целью книги является обучение человека правильно сопроводить своего мохнатого друга в иной мир, а не утирание сопелек приунывшему читателю. Некоторые его высказывания о людях могут показаться слишком жесткими /однако, в них нет неприязни, просто факты, которые, в отличие от авторов псипопа, Джеффри не пытается завуалировать или оправдать/.

Не буду скрывать, читать это сложно. Но в итоге получается странный терапевтический эффект: наконец нашелся кто-то, кто понимает, насколько тебе хреново, и как сильно изменилась жизнь после того, как.

Пожалуй, из всех прочитанных мной ресурсов на данную тему, этот самый спокойный /ни разу автор не скатывался в перечни эмоций и воззваний к читателю с восклицательными знаками/, честный /да, смерть любимца — это трагедия, и не стоит ее недооценивать/ и «правильный» /в рамках моих представлений о правильности, к примеру, там есть про то, что нельзя оставлять питомцев одних, если решаешься их усыпить/.

Не могу сказать, рекомендую ли ее. Не знаю. Можете рискнуть.

И да, упомянутое издательство мне не платит, даже бесплатные книжки дают только людям с 20+к подписоты, которой тут не планируется. Но картинки использовать разрешает, чем и пользуюсь.

Самопомощи псто #2.

Если мы знакомы лично /шанс невелик, но он есть/, вы знаете, что я люблю всякие неведомые курсы и вебинары. Да, я тщательно их выбираю, всегда проверяю организаторов и лекторов, убеждаюсь в наличии у них должной квалификации и прочее в таком роде, но оказалось, что порой этого недостаточно.

Некоторое время назад я записалась на курс по психологии. Не из странных-обучающих, а терапевтический. Не буду писать тут название, поскольку сей пост не является ни рекламой, ни антирекламой, ибо причины возникшей проблемы странные, и трудно понять, кто именно в этом виноват.

Итак, курс ведут психологи, все они имеют для такого достаточную квалификацию, на вебинарах дают несложные упражнения, предупреждают, если таким способом не стоит пытаться проработать старые травмы, в общем, следят за безопасностью. Чат читают, с хорошим шансом отвечают. Курс очень дорогой /на фоне инфоцыган из инстача/, но мне повезло взять его по хорошей скидке, так я в оном и оказалась. Так вот.

Учитывая вступление, бессмысленно пытаться сохранять интригу. В один прекрасный /нет/ день мои и до того наличествующие панические атаки обрели неведомую доселе форму. Оные и до того часто случались, когда я ложусь спать и расслабляюсь, но в тот раз меня крыло вселенским ужасом каждый раз, как только я начинала засыпать. Этот треш длился больше четырех часов. Я не могла ни встать, бо слишком устала, ни заснуть, и к рассвету была готова идти сдаваться в стационар. Когда на следующий день моя терапевтка /не имеющая к курсу отношения/ спросила, с чем сие могло быть связано, я не имела понятия. Накануне не происходило ничего необычного, потому что странные вебинары — то, чем я периодически развлекались, соотнести эти два события было сложно.

На вебинаре было задание по визуализации. Я обожаю визуализации! Это весело, интересно, и можно путешествовать в истории. В тот раз в задании требовалось представить конкретную конфликтную ситуацию из прошлого. Я представила и так перепугалась, что залезла с ногами на стул. Но упражнение закончилось, я села нормально, хмыкнула, выкинула из головы и продолжила свой день как обычно. Единственное, что зацепило внимание — вопрос, в каких ситуациях во взрослой жизни возникают те же чувства. Я еще, помнится, посмеялась про себя, потому что такой всепоглощающий ужас взрослая-я не испытываю вообще. Но это неправда.

Я испытываю этот ужас, когда улетаю в ПА. Днем еще можно «продышать», «заземлиться». Переключить внимание. Но в момент засыпания я теряю контроль над сознанием, и Ужас полностью поглощает его.

Ни я, ни авторы курса не могли предположить, что такое может случиться. Они говорят про ТДО, но не ожидали его встретить. Я слышала про тяжелые последствия психологических практик, но считала эти рассказы лукавством, и не могла даже предположить, что нечто подобное произойдет на самом деле.

На момент написания сего текста прошло четыре дня. Как и прочие, он стоит на таймере, и надеюсь, до публикации что-то изменится, потому что сейчас я сижу на диване перед телеком под новым пледом из потрясающего акрила Lion Brand, связанным мной к этой осени, и на часах девять вечера, а скоро придется опять биться за право поспать с подсознанием.

Удачи мне.

Самопомощи псто.

Сколько бы адекватные дипломированные психологи и врачи /и необразованные, но умеющие делать выводы из своих ошибок существа навроде меня/ ни говорили, что самолечение — отвратительная идея, толпа народу постоянно развлекается потугами исцелить себя самостоятельно.

Это неискоренимая беда. В России вообще трудности с психологами и психиатрами, бесплатные часто неквалифицированы, платные — как повезет, но дорого. Люди с серьезными ментальными расстройствами редко имеют достаточно денег, чтобы платить хорошему специалисту /а стоимость приема может быть и 5, и 7, и более тысяч деревянных/, в ПНД по месту прописки пролайф и ПГМ, рекомендации потрахаться, ой, простите, выйти замуж и родить дитачку, вот и получается безвыходная ситуация.

И люди начинают творить хрень.

Давайте сейчас отойдем от психиатрии и обратим взор к физическим телесам. К примеру, у меня немеет рука, если я лежу в неправильной позе, спасибо разъехавшимся в разные стороны позвонкам. Так вот, лучшим вариантом решения проблемы было бы просто не неметь рукой, а делать какие-нибудь другие дела. К примеру, если я буду заниматься важными делами, читать учебник или смотреть обучающие видео в процессе лежания, то рука не будет неметь, ведь я не буду подпитывать ее вниманием. Да? Вот здесь большинство встсреченных мной персонажей понимали, что оно так не работает. И почти все считали, что следует решить проблему, будь то физическая или «психосоматическая» /я потом расскажу, почему это хрень/, но все они признавали наличие проблемы.

Если мы зайдем в любой книжный магазин и подойдем к полкам с «психологией» /подавляющее большинство авторов этих книг не имеют профильного образования/, то примерно в половине из них будет про то, как не неметь рукой, а вместо этого делать более важные вещи. Во второй половине все же присутствует мысль, что мб у вашей проблемы есть причина. И если первые просто бестолковые, то вот эти реально опасные.

Автор пишет нечто вроде: «современная жизнь требует от нас все время куда-то бежать, к чему-то стремиться, а в итоге получается только тревожность, недовольство собой и депрессия». Это цитата. Что не так? А то, что я не знаю ни одного человека, которому не подойдут эти слова. Да, стремиться куда-то вроде бы как надо всем, многие люди иногда недовольны, порой тревожатся, а у кого-то даже диагностируют депрессию, но беда в том, что эти вещи никак не связаны! Автору не надо их связать, автору надо высказать свою идею и продать оную. Он не в курсе, как оно работает, и не думает о том, что при в целом схожих требованиях от среды у людей случаются разные расстройства, а то и вовсе никаких.

Недавно в вк мне скинули ссылку на пост «коуча, психолога», не имеющего образования, который писал, что головная боль — это непроработанные проблемы в отношениях с матерью. И дескать, когда ты их все проработаешь, голова пройдет. Но вот в чем фишка, у всех людей во вселенной хоть раз в отношениях с матерью случались неполадки.

Есть еще более опасные вещи — позитивное мышление, к примеру. Это настолько страшная штука, что однажды я напишу полноценный разбор в соавторстве с дипломированным психологом, ибо кроме мата надо бы добавить связных изречений.

Эти книги, курсы и статьи обещают волшебное исцеление. Некоторые предупреждают, что оное займет время, но непременно наступит, если делать все правильно. Только вот штука в том, что оно не только не наступит, но и отдалится, состояние сделается хуже, и решить проблему станет еще сложнее. В итоге на приеме /повезет, если не в стационаре/ оказывается жертва самопомощи, которая знает кучу слов, не думает неподходящие мысли /при этом сохранив установки, которые теперь не имеют вербального выражения, а продолжают существовать в виде ощущений и реаций/, окончательно переставшая понимать, что происходит /ведь уже все «проработано», а точнее, запрятано в глубины ума/ и получившая панические атаки вместо панических измышлений, напряжение в шее и головные боли вместо грустных дум, адиикции вместо самокритики и полное отсутствие идей, откуда это все берется, и что теперь делать. Печально, правда?

На сей момент мне известна только одна книга с доказанной клинической эффективностью, это «Терапия настроения» Дэвида Бернса. Допускаю, что есть и другие, но применение оных /включая вышеупомянутую/ должно быть согласовано с вашим терапевтом.

Если уж так вышло, что терапевта нет и не предвидится в ближайшем будущем, не усугубляйте свое состояние непонятной литературой. Почтайте «Куриный бульон», посмотрите добрый фильм или сериал. Нет, это не исцелит вас от недуга, просто даст побыть в безопасной обстановке некоторое время, немного передохнуть и не закопать себя еще глубже.

Не прибегайте к самолечению. Оно плохо кончается.

Болотница.

Подростковые хорроры — забавная штука. Меня с этим жанром познакомил Роберт Стайн аж в 99 году, и с тех пор я отношусь к нему трепетно, хоть и очень редко читаю детско-подростковую литературу. Но недавече довелось мне зайти в книжный магазин в состоянии полного раздрая и с желанием взять красивую книжку с крупными буквами, чтобы развлечься, не наткнувшись на триггеры. Логично при таком раскладе пошариться в детской фантастике. В итоге долгого перебирания книжек из бесконечных серий, я выбрала «Болотницу» Татьяны Мастрюковой. Во-первых, книги, написанные женщинами, мне обычно лучше заходят, во-вторых, у нас такая яма в художественной литературе, что поддерживать русскоязычных авторов — хорошая идея, в-третьих, у нее прикольная обложка.

Книжка написана от первого лица, и это самое ужасное, что Татьяна могла сделать. История сама по себе неплохая, сюжет в целом логичный /ну разве что собака вызвала пару вопросов, но я люблю собак, так что пусть будет/, но героиня не удалась. Настолько не удалась, что было физически трудно читать. То есть… Ее возраст прямо не указан, но она школьница, грустит, что в округе нет детей, а значит, ей 10-16, но я не верю. Вике по ощущениям лет 30-40, но из-за некоторых /не таких уж серьезных/ проблем с головушкой она находится под опекой родителей. Тогда сходится все, и ее поведение, и отношения с родителями, и восприятие ситуации, и даже странный вокабуляр /»высокая двускатная крыша, резные наличники», серьезно?/, да и в целом от текста веет серединой 90х. На этом можно было бы сыграть, но Татьяна зачем-то упомянула смартфоны /и потом ей пришлось объяснять, почему оные не работают/, хотя достаточно было бы начать с того, что, к примеру, эту историю мама рассказала своей подрастающей дочке. И тогда даже общее впечатление от героини, которая на подростка даже с натяжкой не походит, получилось бы выставить авторской задумкой. Но нет.

Можно было не мучиться, писать в третьем лице. В книге очень много отступлений в виде статей и рассказов других людей, и все они написаны хорошо. Веришь, что вот то поведал мужик, слонявшийся по лесам в 20х годах прошлого века, а тут вон бабушка вещает. Сама Татьяна молодая, но ведь может же писать от имени взрослых, почему ребенок-подросток ей не дается? Загадка.

Куплю ли я другую книжку Мастрюковой? Не знаю. Скорее всего, да, но попозже.

Рекомендую ли почитать «Болотницу»? Да, она неплохая, особенно для современной российской художественной литературы. История хорошая, ненужной воды не замечено, объем небольшой, издание приятно руке и глазу.

6/10.

Досуг: дисклеймер.

По /ниоч/ многочисленным просьбам /точнее, по трем, что больше 10% моих постоянных читателей/ я возвращаю обзоры, но теперь в несколько видоизмененном формате. В этой рубрике будут книжки, фильмы и сериалы, недостаточно триггерные, чтобы настоятельно ограждать от них читателя, но по какой-то причине меня заинтересовавшие. Так как весь блог имеет пометку 18+, то вышеупомянутые произведения не всегда подходят детям, а те, рейтинг которых позволяет делиться оными с неокрепшими умами, все равно рассматриваются с точки зрения человека на четвертом десятке в контексте потребления совершеннолетними. Будьте внимательны.

Манипуляций псто.

Набившая оскомину тема, вызывающая кучу споров, дискуссий и зарева над спальными районами — манипуляции. Те, которые про «вид психологического воздействия, искусное исполнение которого ведёт к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниям», согласно определению Е. Доценко.

Манипуляции существуют. Бывает так, что в процессе общения с человеком чувствуешь или думаешь вещи, которые быстро исчезают из головы, стоит только остаться наедине с собой, но проблема противостояния манипуляциям в том, что такой эффект от общения нормален. Люди влияют друг на друга в контакте, так и должно быть, и если кто-то вызывает в вас мысли, чувства и желания, это только значит, что вы общались.

Привычка видеть манипуляции там, где их нет — отвратительная штука, способная испохабить отношения и жизнь в целом даже в остальном адекватным людям. Вот сказал мне однажды партнер, что моя просьба помыть посуду — это манипуляция. Дословно «ты же знаешь, что я не откажу тебе, поэтому так делаешь». Дабы отучить меня манипулировать, он принципиально не выполнял просьбы вообще. В интернетиках есть куча статей, видео и подкастов на тему противостояния манипуляциям, и у меня стынет кровь в жилах при мысли, что кто-то где-то когда-то применит их на практике, потому что манипуляцией назначалось практически /это я так деликатничать пытаюсь/ любое мнение, высказанное вслух.

«Я уйду, если проблема не будет решена» — не манипуляция. «Принимай меня каким есть, если не хочешь — придется расстаться» — не манипуляция. «Ты приедешь на выходные, если любишь меня» — она самая. Разница в том, что в последнем случае если логическая несостыковка. Никак не соотносящиеся вещи назначаются взаимосвязанными, преподносятся в паре собеседнику, и он выбирает уже не один вариант из двух /ехать или нет/, а слитую пару /не ехать и не любить маму или ехать и любить маму/.

Противостоять манипуляциям — дурная идея, требующая сил и времени, постоянного напряжения и анализа каждого слова, прозвучавшего неподалеку. Как быть? Делать то, что считаешь правильным и не делать того, что не считаешь. Мир не рухнет, если пару раз повестись на нечестную уловку, зато он может рухнуть, коли безустанно донимать всех вокруг своими подозрениями и попытками их «раскусить».

Отношенек псто.

Если у вас есть диагноз по части психиатрии (а пока оного нет, мы здесь считаем человека здоровым, дабы не подпитывать ни стигматизацию, ни романтизацию псих. расстройств), то вы знаете, Насколько Тяжело Вашим Близким. Никакие ваши депрессивные эпизоды, психозы, галлюцинации, мании, фобии, флэшбэки и прочее в том же роде никогда не сравнится со страданиями ментально здорового человека рядом с вами. Ведь он… эээ… Ну. Он страдает, да.

Нет, серьезно. Если человек не совсем конченный психопат, то ему действительно грустно и тревожно смотреть на страдания близких, но он вполне может справляться со своими переживаниями и понимать, что оно просто так вышло, вот это уныние не про него, не про вселенную в целом, а просто симптом болезни. До определенного момента я не знала, насколько это легко, потому что была единственным психом в своем ближайшем окружении. Пока интернет заливал мне в голову пространные рассуждения о том, что я одним своим фактом существования доставляю Ужасные Страдания своему партнеру, а тот, в свою очередь, вообще не обращал внимания ни на меня, ни на мое состояние /’абстрагироваться пытается, бедняжка, ему же Тяжело!'(с)/, я стыдилась и ненавидела себя за то, что не могу контролировать, пыталась ‘компенсировать’ свою ненормальность, извинялась за нее и делала все возможное, чтобы рядом с партнером выглядеть нормально. Кстати, нормально не получилось, из-за отсутствия лечения мне становилось только хуже, пока крыша не поехала окончательно, но это частности.

А потом, спустя 12 /5, 7, 10/ лет после описываемых выше событий (да, они длились так долго) я вдруг оказалась в одном доме с психом. Таким же как я, имею в виду. С нестабильным настроением, истериками, страхами и прочими спецэффектами. И знаете что? А ничего. Мне не было с ним трудно. Это просто болеющий человек, симптомы болезни которого проявляются вот так. Они не выключаются волевым усилием, уговорами, шантажом, игнором, насмешками. И что еще удивительнее, он — не только диагноз, а еще много всякого вокруг.

Людей, которые пытаются криками заставить ближних перестать болеть пневмонией, мало. Хотелось бы сказать, что такого не бывает, но к сожалению, еще как бывает. Но когда вы узнаете, что муж закатил скандал температурящей супруге и свалил из дома, хлопнув дверью, сразу понимаете: мудак. Никто не начинает причитать, что бедняжке было невыносимо трудно смотреть на болеющую жену, поэтому он просто не выдержал напряжения. И вообще, коли она посмела заболеть, должна была оградить его от этого, втрое лучше обслуживать и хотя бы выглядеть нормально. /ладно, говорят, но опять-таки, окружающие быстро смекают, что они придурки/

В нашем обществе основная масса людей уже смирилась с мыслью, что ментально здоровый человек не обязан положить жизнь на ублажение своего партнера, у него могут быть свои дела и задачи, планы, цели, прочее в том же роде. Странными и уродливыми выглядят требования фриковатых коучей улыбаться через силу и вдохновлять до полусмерти. В массе своей люди понимают, что отношения так работать не могут. И надеюсь, однажды настанет момент, когда такое же отношение станет нормой и для ‘ненормальных’, хотя звучит утопично.

Сломанные люди #2.

Психотерапия рулит. Правда. Даже в кажущихся бесперспективными случаях.

Сломанные люди знают это лучше, чем кто бы то ни было, поскольку они уже прибегали к ней. Они никогда не говорят, что «итак нормально», потому что лучше прочих знают, что ненормальны. Они в курсе. И готовы сделать что угодно, чтобы казаться нормальными если не себе, то хотя бы окружающим.

Лесе 22, она младшая из трех сестер-погодок, в своем родном городе была известна как девочка, которую не кормили родители. Это был грандиозный скандал. Леся не знает, как так вышло и почему именно ее мать решила не кормить и хранить на лоджии, но той впаяли условку и передали Лесю бабушке. Знаете, из тех бабушек, которые «а что люди скажут» и «я тебя ненавижу, но никому об этом знать не надо».

Леся боится темноты, потому что много времени провела в погребе. Бабушка не била ее, просто запирала в темноте. За отсутствие улыбки на общем фото, за «насупленную харю» при соседях, за попытки поделиться с учительницей, за слезы на публике, ну вы знаете.

Леся умеет выглядеть приветливой. Только немного перекосилась, потому что плохо контролирует мышцы: все внимание забирает выражение лица.

Оле 39, и она восхищается людьми, способными признаться в совершенных против них преступлениях, но еще немного презирает их. Совсем чуть-чуть и про себя (кроме того момента, когда она рассказала об этом мне), потому что в последний раз, когда она жаловалась на отчима, ей не поверили. У нее были синяки на шее и бедрах и ожоги на запястьях, но ей не поверили. Знаете, почему? Она вежливо улыбалась, когда рассказывала об этом. Как положено улыбалась, глазами тоже. Оля не общается с семьей, потому что у нее клеймо врушки.

Максу было 25. Он зарабатывал проституцией и говорил, что ему это легко дается, потому что деперсонализация — первое, чему он научился в жизни.

Они все это умели. Все трое неестественно двигались и держали себя, «искренне» и «открыто» улыбались и по щелчку пальцев были способны выйти из тела.

Сломанные люди знают, что никогда не станут нормальными, и это так. Но если очень повезет, они могут наладить свое бытие, чувствовать себя сносно и даже в какие-то моменты получать удовольствие от жизни.

Сломанные люди #1.

Мы много говорим про ментальные расстройства. Создаем пространства, где можно пожаловаться или посоветоваться, обращаемся к психотерапевтам, психиатрам, друзьям, рандомам в интернете, некоторые особо отважные — к родственникам. Мы находим похожих на нас и немного отличных, мы убеждаемся, что не одиноки в своей беде и верим, что сможем исцелиться.

Но для нас невидимы люди, которые никогда не исцелятся.

Сломанные люди существуют. Не те, у кого в определенный период жизни (пусть даже продолжительный период) что-то пошло не так, а те, у кого не так вообще все, чья психика не развивалась нормально ни на одном этапе ее формирования и состоит из костылей, подпорок и компенсаций целиком.

Если им повезло, они улетают в психоз, и тогда могут рассчитывать хотя бы на психиатрическую помощь. Они видны. Если не повезло, то они остаются невидимками до конца своих дней.

Вы видели таких людей. Они совершают приемлемые действия, надевают уместную одежду, говорят разумные слова и даже поддерживают зрительный контакт. Они могут показать подходящие к ситуации эмоции, если того требуют обстоятельства.

В отличие от «настоящих людей» с депрессией они никогда не лежат сутками в постели. У них вообще нет никаких «настоящих» проявлений внутренних проблем. Они в порядке. Они даже не вскроются однажды в ночи, не упорются до передоза, не пустятся во все тяжкие, все для «настоящих».

Сломанные невидимки невидимы даже для самих себя.

Mental health/дисклеймер.

Итак, по прошествии /всего лишь/ семи лет после заявления, что однажды я возьмусь за эту тему, тут открывается полноценная рубрика, посвященная теме ментального здоровья. Пожалуйста, дочитайте пост до конца, это важно.

У меня НЕТ психологического/медицинского образования. Вообще. Я не увлекаюсь психологией и медициной. Я не даю советы по поводу лечения каких бы то ни было ментальных или физических болезней.

Никакие советы из интернета не заменяют полноценную терапию.

Человек, не имеющий образования и не проходящий супервизию, не может вести терапию. Обязательно проверьте два этих пункта при выборе специалиста.

Я не могу рекомендовать психотерапевтов/психиатров/психологов, рекламировать их услуги и/или помогать вам в выборе, у меня недостаточно квалификации.

Все посты из серии «how to» являются только описанием моего опыта. Пожалуйста, если у вас есть ментальные заболевания, проконсультируйтесь со своим врачом, прежде чем проверять их на себе.

Написанное выше действительно очень важно, не игнорируйте это.

Берегите себя. Если хоть что-то из написанного мной вызывает у вас дискомфорт, пропустите, перелистните, не пытайтесь себя пересилить.

Еще раз: терапия рулит.

Nevozmojnosti psto.

Теперь у меня на стационарнике нет ворда, и приходится заново учиться писать прямо в браузере. Да, можно поставить либру, но не хочу. Позже.

А тем временем за окном +15, жара покинула город, горит Якутия и догорает Тюмень. Помните, как два года назад я оставляла здесь ссылку на петицию на тему лесных пожаров? Больше нет петиций. Мир просто горит, и никто ни на что не надеется. Ну что же. И мы не будем.

Пытаться породить Идеальный Пост остоебенило. Будь у идеала внятные критерии, еще куда ни шло, но он один — чтобы люди не подумали плохого. Я вылизываю текст часами, пытаясь подобрать идеальные формулировки с единственно возможным толкованием, вспоминаю все комментарии за двадцать лет текстового блоггинга (кстати, поздравляем меня с внушительным сроком оного), в итоге стираю все к херам, чувствую себя выжатой досуха. И это паршиво, поскольку текст — единственный доступный мне способ самовыражения.

Вы знали, что если запретить себе выказывать эмоции, не становишься более приемлемым, а только впадаешь в овощное состояние, не пригодное ни для какой деятельности? Вот я не знала. Знала, что с того бывает депрессия, но в ней я живу уже… ммм… а не знаю. Если считать с постановки диагноза — 14 лет. Вполне терпимо, если жрать ады курсами и ходить к психологине. Да, это страшный и ужасный феминитив, и если оный вас огорчает, просто закройте страницу и никогда больше сюда не заходите, ибо замонали.

Так вот. Запрет на агрессию — это не про депрессию в привычном виде, а про просто невозможность делать ни-че-го. Да, слово на букву «д» проходит по-разному, в том числе и так, но это не та невозможность. Я знаю их обе, они разные, но объяснить суть происходящего так же сложно, как объяснить дереализацию человеку, который никогда не испытывал ее. Вот эта невозможность не про нехватку ресурсов, а про наркоз. Недостаточно сильный, чтобы вырубить тебя напрочь, но тот, в котором ты можешь только лежать в одной позе и медленно материться про себя. Она включается каждый раз, стоит только попробовать заговорить. Рисунком ли, текстом, музыкой, неважно. Просто этого не будет. Нельзя себя «пересилить», «заставить», нельзя «собраться», потому что невозможность — это и есть ты. Чем больше сил прикладываешь, тем больше их уходит в пустоту, и если только вовремя не остановиться, в какой-то момент обнаруживаешь себя, сидящего на полу в сортире, упираясь лопатками в холодный кафель, с глухой пустотой внутри и почти физической болью во всем своем естестве.

Было бы круто просто заорать. Выпустить вот это всё, но некому орать, потому что тебя нет, ты разлагающийся труп, сидящий в на полу в сортире, и благо если он не окажется общественным, потому что иначе тебе будет мерещиться мерзкая вонь до конца года, и хрена с два ее можно будет смыть обычным душем.

Hello World.

C Днем Победы.

Итак, уважаемые, сегодня у нас 9 мая, а значит, в России отмечают День Победы. Поздравляю вас с этим праздником.

Это хороший день, чтобы вспомнить о ветеранах и чем-то подсобить им. Купить еды или нужных вещей, приехать, помочь по дому (и да, хорошо бы делать это не только на 9 мая, но давайте будем реалистами, не у всех есть лишние деньги и куча времени). Если у вас нет знакомых ветеранов, но хочется сделать что-то хорошее, погуглите сайт «Мечта ветерана», там вы можете адресно помочь на различные нужды или безадресно направить пожертвование на выбор.

Если вам есть, что рассказать о войне – рассказывайте. Только пожалуйста, без этих модных «можем повторить», ибо нет, не можем. Не можем и не хотим. Не надо нам повторять.

На фото — парад в Волгограде, фотограф Александр Куликов.

Политичных подростков псто.

Нонче вокруг меня часто случаются беседы на тему политической активности подростков. Дескать, было бы неплохо снизить возраст, с которого можно голосовать, ведь подростки поболее вашего понимают.

Я категорически против подобных мер. Да, некоторые подростки действительно понимают поболее некоторых взрослых, но те, кто это говорит, забывают про остальных. Необразованных, внушаемых, готовых за мнимые плюшки и невыполнимые лозунги проголосовать за кого велено. Да, сейчас юноши и девушки, читающие меня, возмутятся: так и взрослые такими бывают! Да. Они выросли из таких вот детей. Люди не дуреют внезапно в 30(50, 70) лет, не забывайте об этом.

Вы правы, когда говорите, что вам тут еще жить. Но основная часть вашей жизни пройдет в иных политических реалиях, и коли вы не желаете стать одним из тех ничерта не понимающих взрослых, вам придется поработать.

Пока у вас нет права голоса (но есть право мнения), получайте образование. Позаботьтесь о том, чтобы к совершеннолетию разобраться в политике достаточно, чтобы выбрать людей, действительно соответствующих вашим взглядам. Разберитесь в механизмах политики, в истории и последствиях тех или иных политических решений.

Приучите себя к мысли, что личность кандидата — это не главный критерий. Ведь именно культ личности и приводит к тому, что в недавнем прошлом разумные люди руководствуются не реалиями, а своими воспоминаниями о том, каким им казался тот или иной человек или партия. Не делайте так.

Привыкайте к дискуссии и мнениям, отличных от ваших. Не превращайтесь в истеричных персон, коих вы в избытке наблюдаете вокруг себя, не способных понять, что на них свет клином не сошелся, и если у них все ок, это не означает, что у других тоже. Если вдруг в далеком (или не очень) будущем, к примеру, губернатор, который вас так радовал и улучшал вашу жизнь, подвергнется критике, послушайте эту критику внимательно. Возможно, вы не знаете чего-то очень важного.

Разберитесь в том, как работают налоги, как формируется бюджет. Вы должны понимать, насколько реалистичны предвыборные обещания и точно ли человек, дающий их, разбирается в вопросе. Узнайте, как создается рейтинг. Не забывайте, что грубо говоря, у половины населения интеллект ниже среднего, но эти люди такие же граждане, как и вы, и они тоже достойны хорошей жизни.

Посвятите оставшееся до вашего совершеннолетия время образованию. В эти 2-3-4 года не совершайте никаких активных действий, изучайте, узнавайте, вливайтесь в тему. Это намного важнее и в итоге позволит вам участвовать в управлении вашим государством с умом.