+

Почти месяц перерыва выглядит странно. Так, будто мне стало все равно. Или иссякли слова, но это еще более странно.

Нет, мне не все равно — и слов еще достаточно, если сливать их правильно, понемногу и в нужное русло. Просто я дома.

Это ощущение — ощущение человека, который находится у себя дома, утерянное было, когда мне пришлось переехать в 2010 году, пробирает до самых костей. Люди, окружавшие меня все это время, говорили, что так мне лучше.

Они много что говорили. К примеру, что мне нигде не будет хорошо, что все дело в настрое, и коли мне не все равно, где и с кем быть, значит, я несчастная изнутри, и это нельзя изменить никакими внешними факторами. Что людям, которые окружали меня в Москве, на меня наплевать, они отлично обходятся и без моего присутствия, а мне просто надо это признать. Что я не отношусь к незаменимым, и когда приеду домой, то увижу, что никому здесь не нужна. Что дома как такового вообще не существует, и я только бегу от проблем, пытаясь вырваться из города, который я ненавижу с детства.

А еще — что давить на человека без его желания невозможно, и если я чувствую давление, значит, я сама так хочу.

Иногда все эти высказывания казались мне шокирующе-жестокими. В остальное время я не то допускала правоту говорящих, не то просто пыталась пропустить их слова через себя так, чтобы не было больно. Но больно все-таки было, хотя я скорее сожру свою собаку, чем скажу об этом кому-то. Как оказалось, гордости, считавшейся в нашей семье чем-то навроде хвори, которую нужно искоренять любой ценой (кроме отцовской гордости, конечно, та находилась на особом положении и в общем и целом заменяла ту составляющую религиозного культа, на которую требовалось молиться), во мне более чем достаточно. Странно, учитывая, что гордой я себя никогда раньше не считала — до тех пор, пока желание сепарироваться от неприятных мне людей не заставило меня обратить внимание на собственные желания, потребности и личность в целом. Там все оказалось неплохо. Даже удивительно.

Как бы то ни было, сейчас я дома, и это мне нравится. Я даже чувствую готовность общаться с другими людьми, если это будет недолго и не слишком травматично.

____

Нельзя сказать, что я люблю Москву. Мне нравится этот город своей близостью к Европе, когда я озираюсь вокруг, мне вспоминается Лондон, пыльный, грязный, шумный. Я люблю шум города. Люблю эту пыль, эту грязь, совсем не похожую на пыль и грязь села или леса. Не могу сказать, насколько мне хорошо здесь — это я, и моя затянувшаяся депрессия не позволяет мне чувствовать себя «хорошо» нигде и никогда, но я дома, я на своем месте, и это многого стоит.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s