Тишина.

Сегодня на улице прохладно и сухо, идеальная погода для прогулки, но я сижу дома. Я каждый день сижу дома; мне думалось, даже нет, мне казалось, ах, не так, я была уверена: станет прохладнее, и мы будем гулять. Мне даже в голову не приходило, что все начнется с начала, и что я опять буду сидеть дома каждый день с утра и до вечера.
И что снова буду слушать повторяющееся: это для тебя.
Даже возразить нечего. Для меня. Я же хочу поесть завтра. И даже может быть послезавтра. Хотя думается мне, если я умру, даже вместе с похоронами выйдет значительно дешевле, чем и дальше продолжать меня кормить. А еще дешевая одежда рвется и протирается. Я стараюсь не выкидывать ее и ходить в чем есть, но мне неприятно.
Для того, чтобы можно было хотя бы не умереть с голоду, нужно работать без выходных, а домой приезжать после десяти, ну на худой конец в половину десятого. Как я могу этого не понимать? Это же для меня, я ведь такая прожорливая. И даже возразить нечего — ну что я выберу — погулять или пожрать? Прожорливая. Фу.
Наверное, чтобы иметь возможность оплатить коммуналку, нужно работать 8 дней в неделю, но дней всего 7, так что никак. Мне думалось сперва, что если я совсем перестану есть, то на коммуналку хватит, но нет: я ем меньше. Даже если пить воду из-под крана, все равно ничего не получится. Даже если не ездить никуда и не тратить бензин — тоже. А ведь еще надо вставить стекла и сделать батареи…
Я думаю, что можно было раньше экономить тщательнее, сберегать на черный день — он ведь настал. Хотя это уже черный год. Причем, второй. Хотя может уже и третий — мне сложно считать, я не могу вспомнить, когда я перестала покупать орехи и хорошую зубную пасту.
Можно сказать, что я сама этого хотела, сама на это согласилась. Мне и на это возразить будет нечего. Я вообще не люблю спорить и возражать — зачем? Будь у меня силы, которые можно потратить на спор, я лучше солью их на что-то поприбыльнее.

Те, кто выпроваживал меня из Тюмени, будут рады узнать, что у меня все плохо. Их ничуть не озаботит, что там было в точности то же самое, только мне приходилось еще и аренду оплачивать, а существо, которое жило со мной, ненавидело меня всей душой и желало мне зла. И делало мне плохое при каждом удобном случае. Но то было другое — оно же в Тюмени, а это Москва. Тут мои неудачи имеют совсем другой вес.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s