О выборе. Самый длинный пост.

Ну хорошо. Давайте поговорим-таки о выборе.
Это был самый сложный пост для меня, потому что весь он находится не просто близко ко мне — а практически внутри. Мне сложно говорить о себе Несмотря на то, что подростковый возраст закончился давным-давно, во мне до сих пор сидит странная убежденность, что меня никто никогда не поймет и всегда все осудят. Наверное, на то есть причины. Но речь сейчас не об этом.
Принято говорить, что каждый сам строит свою жизнь. Каждый сам делает выбор и сам производит те или иные действия, сам выбирает себе убеждения, комплексы, причины для тревог, сам решает, как реагировать на внешние воздействия. Дошло уже до того, что обидеть человека — это ок, это нормально, а вот обидеться — недопустимо. Знаете, я считаю, что это мрак. То есть, все настолько плохо, что я даже не знаю, с какой стороны за эту вывернутую логику браться. Пост получается огромным, но пусть. Я не могу его сократить — тогда он теряет смысл.

Мои родители всегда точно знали, чего я хочу, а чего нет. Они мне это сообщали. Если что-то случалось, то «ты сама этого хотела, ты же понимала, что такое может случиться». Я привыкла к этой логике. Она вросла в мое сознание, в каждой моей мысли, в каждом действии присутствовала безусловная убежденность в том, что я-сама-хотела, я-сама-напросилась. Всегда.
Иногда доходило до абсурда. Я болела, потому что мне это нравится, я могу прекратить, но не хочу. Я выгляжу так, как мне нравится (но не я выбираю одежду, прическу, обувь), я веду себя так, как хочу (но за меня решают, что я делаю и когда). Наверное, мне многое позволяли. Точнее, мне позволяли покупать много предметов — это бесспорно. Но когда мое желание было больше, чем «завести новую игрушку», слово «нет» звучало с шансом, близким к 100%.
Ну как «нет»…
Когда мне было лет 13, я узнала о существовании моделей «плюс сайз». Это те, которые не дохнут от анорексии. Мой вес тогда на идеальный не подходил (что-то около 55 кило на рост 158), и я была в экстазе от того, что теперь даже такая толстуха, как я (ЭЙ! вы ничего странного не заметили?) сможет тоже быть моделью. Это была моя мечта №1, но если раньше я считала себя неадекватно жирной, то теперь… Несколько недель я изучала этот вопрос, а потом обратилась к отцу с просьбой отдать меня в модельную школу. Здесь надо добавить, что я росла в обеспеченной семье, так что вопрос денег точно не стоял.
Он сказал «нет». Я попыталась объяснить, что это будет очень полезно для меня, ведь меня там научат ухаживать за собой, красиво одеваться и краситься. Он снова повторил «нет». А на мое бессильное «почему» сказал, что там девочки не такие, как я, и у меня будут комплексы. Я эту фразу запомнила на всю жизнь. Помню до сих пор, как стояла тогда перед ним и чувствовала себя невероятным уродом. У меня язык к небу присох, так трудно было что-то сказать.
Я ведь знала, что для родителей их детки самые красивые. Тогда… Почему?
Сперва мне подумалось, что он просто не в курсе толстых моделей. Я рассказала ему, что такие бывают, даже под нос совала «космо» с фотками оных. Он повторил нет. И снова про комплексы. И про то, что они «другие».
Прошло 14 лет. Я так и не выросла, поэтому модели бы из меня все равно не вышло — рост не тот. Но вот этот посыл — что я хуже других, хуже настолько, что рядом с ними мне нужно обрастать комплексами — вытравить из головы до сих пор не могу. Хотя надо заметить, не только эта ситуация послужила причиной, их было много. Но эта самая яркая. И именно после нее я поняла, что урод. Настоящий такой урод.
Вроде бы — стори и стори. Но дело в том, что когда я после попыталась спросить, какого черта, неужели было так жалко сводить меня разик-другой в модельную школу, мне ответили… барабанная дробь… ЧТО Я САМА НЕ ЗАХОТЕЛА!
Оказывается, я особо не настаивала. Вот если бы я хотела «по-настоящему», то никто бы меня не смог остановить. Так что я сама решила. И только я.
Точно так же я решала, куда мне поступать. Мне не было 18-ти, и я всерьез считала, что если родитель(и) говорит фразы навроде:
«я этого не допущу»
«поверь, этого не будет»
«нет, это невозможно, даже не думай»
«я сказал(а), ты этого не сделаешь»
«даже не мечтай»
«забудь, я не позволю своей дочери…»
«ты не захочешь знать, что я сделаю, если ты так поступишь»
«тебе сейчас еще не страшно, вот если это сделаешь — тогда будет по-настоящему страшно»
…то до совершеннолетия эти поступки для меня невозможны. Но оказалось, нет! Просто я не хотела. Поэтому я просто спорила на словах вместо того, чтобы доказать делом. Несмотря на прямые угрозы, шантаж (о, это отдельная песня, сейчас не буду о нем), я снова и снова делала «свой выбор», поступала «как хочу».
Но страшнее всего не это. Страшнее всего то, что я ВЕРИЛА в их правоту, в то, что просто недостаточно стараюсь. А значит, и правда не хочу, не умею доводить дело до конца, мне не нужно.
Жила-была девочка, сама виновата.
***
Сейчас, оглядываясь назад, я вижу, что именно в те моменты, когда я была готова принять некое решение, сделать что-то значимое в жизни, люди, находившиеся рядом, прилагали неимоверные усилия, чтобы любой ценой не дать мне этого сделать, а потом сказать, что это мой собственный выбор.
Большую часть жизни я чувствовала себя парализованной. Я не могла понять, почему я «недостаточно стараюсь», почему боюсь всего на свете, почему любое действие вызывает стресс, который не всегда я могу преодолеть. Почему выход на улицу — это так страшно (кстати, если на улице со мной что-то случалось, то сама-напросилась-куда-поперлась), почему я ничего не могу. Совсем. Я стала верить, что у меня недостаточно воли, что я тряпка, что мне все время нужен тот, кто будет меня направлять и говорить, что делать.
***
Когда в 18 лет я работала в офисе, мне попался очень упертый поставщик. Он ни в какую не хотел переслать мне требуемые документы, вместо этого «учился говорить по-русски». Мои просьбы игнорировались два дня. В итоге на меня набросилась коллега, обвиняя в том, что я не выполняю свои обязанности. Все попытки оправдаться ни к чему не привели — обязанность есть, результата нет. Я разрыдалась и убежала «покурить».
За мной пришла старшая сестра (работала в другой конторе в соседнем помещении) и долго втолковывала мне, что я неправа, все делаю неправильно, и что обязанности надо выполнять.
Потом я долго прикидывала, как в такой ситуации можно было получить нужное, поняла, что никак — и приобрела стойкую фобию. Теперь я не могу брать на себя никакие рабочие обязательства, потому что боюсь не справиться «из-за недостаточного усилия». Странная реакция, но какая уж есть.
Тем не менее, и фобию, и реакцию я выбрала сама, потому что ленивая и ничего от жизни не хочу. Такой вот пассивный кусок мяса.
***
Отдельная тема — это сожители. Мне удалось ажно два раза выбрать в партнеры абьюзеров, которые не только меня не уважали и ни во что не ставили, а вполне намерено мне вредили. Кстати, я до сих пор не могу найти никаких «ранних признаков», когда вспоминаю, как оно все начиналось. Признаков было ровно 0. С обоими. Несколько раз я пыталась запросить помощь зала — писала на форумы в инете, пыталась поговорить с родственницами и знакомыми. Каждый раз мои «жалобы» затыкали довольно быстро. И всегда одними и теми же словами: «ну ты же сама этого хочешь». Я хотела не этого, я хотела вырваться, но не знала, как. Вместо этого все, к кому я тыкалась, запихивали меня еще глубже в мою личную преисподнюю. И естественно, говорили, что я-сама. Я поверила, что просто не хочу ничего менять. Хотя каждый день я строила план выхода из ситуации, но меня выматывали так, что не было сил что-то предпринять. Я называла себя ленивой.
***
Пока я сидела в Тюмени, и меня понемногу шпыняли за то, что я «ленивая» и велели «заняться уже чем-нибудь», то все было в порядке. С каждым днем я чувствовала себя все более и более ничтожной. Мне казалось, что я ущербная, что у других людей есть какой-то тайный скилл «взять и сделать». Я просыпалась утром только для того, чтобы лечь спать обратно. У меня больше не было никаких планов и желаний. Моя жизнь остановилась наконец-то, и это я «сама выбрала» и «сама захотела». Дома у меня больше не было. Точнее, дом был, он стоял. В нем не было ремонта, поскольку я «сама хотела, чтобы мать меня кинула», денег не было, потому что я «сама хотела, чтобы сожитель меня обокрал». Никаких перспектив я не видела и понимала, что сама не хочу их видеть.
…А потом приехал человек и сказал, что все обстоит совсем не так. Мне дали… даже нет, не надежду, а крошечный шанс изменить мою жизнь. Я вцепилась в него обеими руками.
Спустя 4 месяца стеба родичей на тему «как можно быть такой дурой, никто тебя никуда не повезет, что ты веришь в эту чушь» и прочего в том же роде (естественно, каждое такое высказывание делало мне очень-очень больно, но чувствовать боль я тоже сама-хотела), мой шанс таки увез меня домой.
Мы тут же подали заявление в ЗАГС и расписались, что вызвало еще волну негодования, насмешек, бессмысленных обвинений от «желавших мне только добра». Кстати, я не стала говорить никому заранее. Думаю, вы понимаете, почему.
Недавно я наконец-то воплотила в жизнь свою давнюю мечту: сделала на татуировку на лице. У меня на левой щеке написано Nevermore.
Именно с точкой.
Это «Nevermore.” — ответ на «сама хотела».
Я хотела не этого. Я хотела выглядеть приемлемо, но я не хотела быть слишком уродливой для жизни. Я хотела получить среднее специальное и работать там, где мне нравилось, а не поступать в институт (один из одобренных, кстати), который я все равно потом бросила. Да, я хотела его бросить, и нет, я не жалею. Я хотела принимать решения и получать их результат, я не хотела всю свою жизнь в ужасе пытаться просчитать все негативные возможности, после чего решить, что лучше не начинать. Я хотела заниматься своей карьерной реализацией, а не пытаться прикинуть, точно ли я застраховалась от всех неурядиц.
Я хотела здоровых счастливых отношений. Я хотела conversation(?). Я не хотела «не лезь в мою жизнь», «я не решил, хочу ли быть с тобой», «а я не хочу с тобой общаться», «а я не хочу дружить», «а я не хочу нормально», «а я тебя ненавижу». Я хотела договариваться, приходить к компромиссу. Искать то, что подходит для обоих, решать проблемы. И уж точно не хотела ответа «а я не хочу ничего решать, отвяжись».
Я хотела, чтобы меня оставили в покое, а не критиковали нон-стоп. Я хотела, чтобы люди больше внимания уделяли своей жизни и жизням своих несовершеннолетних детей. Я хотела, чтобы меня услышали. Я хотела стоять на одной ступени с другими. Я хотела, чтобы они поняли: они не имеют права дрессировать меня, переучивать и принуждать. И я не имею права поступать так с другими тоже.
Я хотела решать сама. По-настоящему сама. Я хотела, чтобы люди, которые рядом, говорили «это твое решение, и я в любом случае уважаю его». Я не представляю, как эти слова может произнести мой отец, это что-то из области фантастики. И мне жаль, потому что я люблю его, но он до сих пор говорит, что я все это выдумываю.
И естественно, я хотела, чтобы мое мнение обо мне всегда было выше чужого мнения обо мне.
Не знаю, сколько я писала этот пост. Кажется, что целую вечность. )
Теперь дело осталось за малым — стыдливо не удалить его. Ведь я же «сама хотела».

Действительно.

О выборе. Самый длинный пост.: 3 комментария

  1. Привет! Держись! От родни нам досталось обоим. Хочется верить, что я выучил пару уроков на тему, как не быть чудовищным родителем. С какой-то стороны я понимаю, что школа моделей не лучшее место на свете, но это можно как минимум попытаться объяснить. Ты кстати наверняка старший или единственный ребёнок в семье, так?

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s