/опять/ РПП псто.

Когда-то давно мы собирались ирл. Не знаю, зачем. Видимо, насмотревшись забугорных фильмов, пытались воссоздать увиденные там сходки групп взаимопомощи. Только вот оно не работает. Точнее, у них-то работает, потому что есть программы, есть понятные критерии выздоровления, есть прошаренные кураторы. У нас ничего этого не было, мы просто собирались и сидели где-нибудь на лавочке, курили и молчали. Ну как «молчали», иногда пытались что-то говорить. Но без души.

Мы собирались для того, чтобы посмотреть, кто опять ушла в зажор и уже пару недель не может остановиться, а кто хоть и говорит, что решила выздоравливать, на самом деле упрямо продолжает доводить себя до голодной смерти. И уже почти преуспела.

Мальчишек у нас на сходках не было. Для меня стало настоящим откровением, что РПП — это не чисто девичья беда, когда несколькими годами позже начала говорить об этом.

РПП не про красоту. Не про еду как таковую. Не про «нравиться мальчикам», не про «быть лучшей версией себя», оно про ментальные расстройства, страх, задавленную агрессию, дереализацию и паническую нужду в сторонней помощи. Спойлер: которой не будет.

Девочки иногда используют слово «красиво», но они чаще всего о другом. Красиво — это модные шмотки и аккуратная прическа. Ни одна девочка не скажет, что залысины, выпавшие зубы и шерсть по всему телу — это красиво. Они о том, что у них получилось. Девочки, которые маниакально качаются в зале, потому что внезапно опустошили холодильник накануне, вообще не думают о красоте. Они думают о последствиях потери контроля и о необходимости нейтрализовать последствия, вернуть контроль и никогда так больше не делать.

Мальчики, с которыми я об этом говорила, быстрее говорят, что ненавидят себя. Они не пытаются стать «красивыми» /хотя часто всё начинается с попытки похудеть, но и те, и другие отдают себе отчет, что просто «перестать быть жирным» недостаточно, и это давно уже не цель/.

РПП /почти?/ всегда сопровождается теми или иными формами селфхарма. Потому что это явления из одной области. Они по кругу говорят одно и то же, то хватаясь за нож, то устраивая себе недельную голодовку. Я плохой и недостойный. Я совершил проступок. За проступком следует наказание. Я не могу справиться с собой. Я хочу контролировать себя. Я должен контролировать себя.

РПП — это не только ана с ее аменореей, черными волосами на подбородке и хрупкими костями. Не только экстремально маленький вес, невозможность согреться и постоянное желание умереть. Человек с рпп может иметьPlaceholder любой вес: слишком маленький, слишком большой, нормальный, он может вести любой образ жизни и выглядеть как угодно.

Он может никогда не говорить о своем расстройстве, потому что оно кажется ему постыдным. Он может просто не хотеть, чтобы кто-то пытался его спасать, потому что куча народа уже попыталась, и оно не сработало.

Он может даже считать, что все в порядке, и нет ничего необычного в заедании стресса или периодических голодовках до обмороков с последующими срывами, потому что поп-культура говорит нам, что это норма. И чувствовать себя куском дерьма, бултыхающимся в цикле — это тоже норма.

Только вот нет. В России мало психотерапевтов, работающих с РПП, а те, что есть, видят проблему только после того, как поциент становится похожим на скелет или перестает проходить в дверь. Те, у кого не получилось, помощи получить не имеют шанса.

Я пыталась говорить о своей компульсивке с психиатром. Она не поняла, в чем проблема. Сказала, что у меня слишком маленький вес(???) для настоящего компульсивщика, а потому не в счет.

Я говорила с психологиней о том же, но она также не увидела проблему. Сказала, чтоя выгляжу как человек, который неплохо справляется.

Говорила с еще одной, она тоже некоторое время меня разглядывала, но благо, не стала комментировать внешний вид. Но тоже не поняла, что не так.

Главная подстава РПП в том, что оно выглядит вариантом нормы, пока не станет слишком поздно. Съесть пачку печенья, когда не голоден? Нормально, просто захотелось. Или зачитался и не заметил, как сжевал все подчистую. Или вчера серьезно недобрал калорий, и сегодня организм сам решил поправить ситуацию.

Или не смог справиться со стрессом, и единственным выходом стало опять совершить «ужасный поступок», потому что ничтожества все время совершают «ужасные поступки», а после наказывать себя, пока не полегчает /спойлер: никогда/.

Я всегда рекомендую обращаться за профессиональной помощью, когда дело касается ментальных расстройств, и тут я тоже порекомендую: если вам кажется, что у вас РПП, идите к врачу. Это поправимо. Однако знайте, врач может не увидеть проблемы, но это не значит, что ее нет. Ищите другого. Третьего, четвертого. Выясняйте, откуда оно взялось, в чем изначальная проблема, решайте ее. Не ждите, пока само рассосется, такого не будет.

Ну и как всегда, берегите себя, потому что никто другой беречь вас не станет.

Места жительства псто.

Среди моих знакомых нет ни одного, который бы в свое время не считал, что я хочу уехать из России. Большинство уверено в этом и поныне.

Иногда я говорю, что никуда не собираюсь, что мне и здесь… Э… Не то чтобы всерьез хорошо, но я тут, и незачем мне менять шило на мыло. Так что никуда не собираюсь. Голову платком покрою, с суверенным рунетом смирюсь, вРай перенесу на ру-площадку, и все будет нормально. А насчет того, что, дескать, разваливается наша страна — так она весь курс истории разваливается, да все никак не развалится. Так что привыкли, предапокалиптичная разруха — это уже нечто генетическое.

Но потом несколько месяцев к этой теме не возвращаемся, и опять кто-нибудь внезапно говорит, что мой выбор направления образования или желание обзавестись очередным сертификатом — это очень хорошо и правильно, раз я собираюсь сматываться. Только я не собираюсь. Цикл повторяется, я опять объясняю, почему нет, меня слушают, кивают, проходит несколько месяцев, все сначала.

Как будто не намереваться уехать — это что-то настолько необычное, что людям сложно в свою реальность вместить человека, который планирует сидеть тут до скончания времен.

Я уезжала из Сочи. С трудом, еле насребла на переезд, но свалила — и благо. Я уезжала из Тюмени, переезд затянулся на три года и сопровождался такими спецэффектами, какие только злейшему врагу пожелать можно, и то с оговорками. Но хватит, теперь я тут, и если не произойдет ничего, вынуждающего сваливать незамедлительно, я останусь.

У меня даже есть планы на будущее. В идеале — на всю оставшуюся жизнь, но если недостаточно повезет, то просто на будущее: успешно поступить в магистратуру, успешно же ее закончить, остаться в МАИ, устроиться преподом и никуда никогда не деваться. Состариться в аудитории и рассыпаться в пыль, не отходя от доски. Если произойдет немыслимое чудо, то в процессе старения ежедневно возвращаться домой, где меня ждут. Но здесь действительно необходимо чудо, потому что самостоятельно предпринимать шаги для реализации этой части плана я не стану. Или само заведется, или и так пойдет.

Меня не прельщают другие страны. Не хочу поднимать свой скилл английского, не хочу опять начинать с нуля, не хочу ничего менять. Я ненавижу перемены, устала от них и ни за что на свете не стану добровольно переделывать свою жизнь. Хватит.

У меня достаточно терпения, чтобы до конца Вселенной повторять всем желающим, что никуда не собираюсь, что мне и тут нормально, я люблю свой дом и надеюсь обретаться в нем до конца своих дней. И коли все пойдет хорошо, так оно и будет.

Ответов псто.

Это четвертая попытка вымучить пост, сидя с температурой на фудкорте подле великовозрастных мудаков с колонкой. Ни наушники, ни потуги абстрагироваться не помогают. Глубокое дыхание тоже. Просто хочется взять каждого по очереди за безмозглую бошку и стучать об стол, пока не поможет.

Но им не поможет. Если они в свои /что-то между 25 и 35/ не понимают, почему нельзя слушать какую-то неведомую ебанину через колонку, то им уже ничего не поможет. Приходится вдохнуть, выдохнуть и пытаться не обращать внимания.

Это «не обращать внимания» — отличная штука. Оно здорово помогает мудакам любого вида оставаться мудаками, а их жертвам — продолжать оставаться жертвами. Туда же «не опускаться до их уровня». Ну знаете, когда вас ебошат совочком по темечку, а вы должны вежливо так сказать «нельзя бить людей совочком!». А дать сдачи нельзя. Хотя практика показывает, что если как следует вломить дятлу с совочком, то ему и в голову больше не придет до вас доебываться. Но равноценный ответ — это опускаться, а мы не такие, мы выше. Поэтому надо терпеть. И делать такое специальное одухотворенное лицо, потому что перекошенная от злобы морда — это тоже недостаточно высоко.

Помню, как в школе меня начали травить. Я рассказала об этом бабушке, на что та ответила «не обращай внимания». Все бы ничего, но бабушка до пенсии работала директором той же самой школы, и уж если директор(!) считает, что обидчик отвалится, если на него не смотреть — у нас проблемы.

Ну так вот, они не отвалились. Зато когда в 10 классе уже в другой школе на меня наехала девочка на голову выше и вдвое шире в плечах, я /на тот момент уже пожившая в интернате и пытавшаяся там «не обращать внимания»/ запаниковала, сшибла ее с ног и мудохала об пол, пока не попустило. Не знаю, кого из нас, возможно, обеих. С девочкой мы потом нормально общались и вместе спели песенку на выпускном. Почему-то пол помог, несмотря на транслировавшееся тогда из каждого утюга мнение, что «обидчик просто хочет внимания». Да не хочет он внимания. Он хочет безнаказанно пакостить другим.

Благо, лед начал понемногу трогаться, и уже адептов высоты стало меньше, чем готовых на равноценный ответ, и мудаки все чаще сталкиваются с последствиями своего мудацкого поведения.
К примеру, недавече на улице мужику приспичило на меня наорать за «расписной ебальник»(с), и он не отказал себе в удовольствии, но видимо, догадываясь, что делает что-то не то, держал у уха телефон и делал вид, что орет в него. У меня ушло секунд тридцать, чтобы допетрить, куда и зачем он вопит.

Уже неплохо. Хотя надеюсь, что когда он докопается до следующей девицы, она с перепугу брызнет ему в лицо из баллончика. Что-то мне говорит, что после такого он к девицам приставать перестанет и вообще научится говорить шепотом.

Люди понемногу перестают верить во все эти неведомые бумеранги, которыми возвращается зло, в карму, в справедливость. Начинают догадываться, что если не отстаивать себя, то жизнь превратится в ад без всяких посмертных низвержений.

И это здорово. Хотя мучительно медленно.

Предновогоднее псто.

Уважаемые други/читатели/etc. !

Уже скоро случится то, что случится, и в этом году я опять ничего не успеваю, так что сорри. Но новогодние посты будут.) Таймер расчехлен и готов к работе.

Возможно произойдет стрим. Если такое случится, ссылка появится прямо тут. Но маловероятно.)

Го готовиться, в панике доделывать дела, все равно ничерта не успеть и радоваться, что вообще выжили. :3

Дешевых ноутов псто.

Меня уже черти сколько просят написать обзор на дешевые ноутбуки. Дескать, коли уж мой похож на гроб больше, чем на комп, но при этом мы с ним каким-то макаром умудряемся продуктивно взаимодействовать, то я смогу рассказать и про другие. Но так оно не работает.

Просто штука в том, что заставить меня обновить технику невозможно. Если оно включается и позволяет набирать тексты — прекрасно, большего не нужно. Вот если при очередном включении из него повалил дым и/или оно вообще отказалось запускаться, диагностика стоит 1,5к, а данный девайс даже в идеальном состоянии хорошо если за треху загнать получится, надо судорожно покупать ему замену. Бюджет к этому моменту хорошо если в треть средней цены, так что берем на что хватило, повторить через 4 года.

Ну кроме того случая, где системник, доставшийся мне за 1,8к, прожил месяца два, после чего блок питания решил покончить с собой, прихватив материнку. Теперь у меня есть модная подставка для ног, потому что единственное, что хоть кому-то можно продать — это корпус, а он и мне нравится.

Так что писать обзор я не стану, обозревать нечего. Но могу кое-чего поведать.

У экстремально дешевых ноутбуков есть свое очарование. Таскаться по городу с таким — это почти то же самое, что в начале нулевых носить с собой в тряпичном мешке пишущую машинку. Хотелось бы подольше сохранить его в рабочем состоянии, но если даже он сдохнет, жизнь не рухнет. Это не мак, на который пришлось год копить, это ноут, который можно позволить себе Здесь и Сейчас. Он может делать некоторые штуки. Тут, пожалуй, совсем юным читателям непонятно, как можно сидеть и ждать, пока браузер прочихается и соизволит открыть страницу, но те, что постарше, помнят, как оно все работало раньше. У нас большой запас терпения, мы к этому привыкли. И к тому, что не стоит открывать текстовый редактор с браузером одновременно, а если уж делаешь это, то «блокнот», а не «офис». И вкладками не балуйся.

Если поставить на дешевый ноутбук облегченный вариант линуха, то он вполне сносно справляется с поставленными задачами. На самом деле 2 гига оперативы — это дохрена, если правильно распределить. Полноразмерная убунта или, того хуже, новая винда в правильное распределение не умеют, им вообще не понятно, как может быть ВСЕГО 2 гига. Не только для них персонально, а вообще. А вот всякие паппи и лубунты понимают. И неплохо обращаются с железом твоего гробика, потому что оно старое и всем понятное.

При наличии умения ждать на этом чуде технике можно даже в игры играть. Про «ждать» — это к тому, что лет через 10 дешевые ноуты начнут тянуть то, что сейчас не каждый дорогой потянет. Но если ты давно уже в «теме», то у тебя скопилось достаточно интересных игр, чтобы колупать их, пока не придет пора следующих. Да и с тенденцией клипать отличные по сюжету и геймплею игры на коленке или крошечными любительскими студиями, не имея ни ресурсов, ни желания вкладываться в графику, гробик переживет и некоторые новые, если аккуратно. Кстати, многие из них могут в линух, спасибо заботливым разрабам.

Когда в инсте вываливаешь скрипящий толстенный асус на парту, он не привлекает внимание и не вызывает у окружающих желание пощупать его. Или немедленно одолжить у тебя денег. Или сперва пощупать, а потом одолжить. Тебя никто не просит сделать презентацию, потому что эта адская коробка не может в презентацию, у нее вообще половина офиса не фурычит, а вторая половина лагает.

Можно рискнуть пробежаться под дождем. Конечно, лучше так не делать, но если уж совсем припекло… Можно положить его на кровать вместе с собой. Можно даже позволить себе заснуть с ноутом в обнимку.

А когда придет его время, не придется пыжиться изо всех сил, пытаясь продлить жизнь бедолаги, потому что ремонт встанет в цену нового аналога. Который даже в большом сетевом магазине продают без проблем, не пытаясь впаривать допы, потому что человек, который сознательно покупает ЭТО, вряд ли может позволить себе дополнительную мышь.

*ну и неможко серьезного: если вы вдруг решаетесь на очень дешевый ноут, будте аккуратнее и не пытайтесь сэкономить еще пару тысяч, взяв китайский ноунейм, потому что обычно их хватает отсилы на пару месяцев. Из того, что сейчас широко продается в рашке, лучше взять Asus (совсем гробы, здоровенные, тяжелые, батарея какая попало, но долгоживущие, лет на 5 хватит) или HP (меньше, тоже тяжелые, батарея шик, бывают цветными, но начинают сдыхать значительно раньше). Остальное пощупанное было или сильно дороже, или сильно хуже.

Декабря псто.

Даже плюсовая температура в декабре — это слишком холодно. Дальше будет хуже, я в курсе и прошу перестать мне об этом напоминать. Я настолько в курсе, что уже даже выть не хочется. Хочется просто лечь и лежать, пока не вернется солнце и не придет весна.

Декабрь притворяется осенью, но я знаю, что и в отсутствие снега он — зима. Начало зимы, самого жуткого времени года. Слишком темно. Слишком холодно. Слишком темно и слишком холодно. Загул в The Long Dark на 2160 часов.

Каждый год я боюсь, что весна не наступит. Так и случается: весна наступает не для всех. Каждый март пьем, не чокаясь, за тех, кто не дожил. Не собираемся и стараемся вслух не говорить, но у каждого найдется, кого помянуть.

Весной умирают меньше.

Однажды близкий друг сказал мне, что самое трудное — переживать предрассветные часы в феврале. Он тяжело болел и знал, о чем говорит. Он умер темным февральским утром.

Нет, я в порядке. Все нормально. Просто слишком холодно и слишком темно.